Усатые киты — некоторые их виды являются самыми крупными животными на Земле — тоже существа безобидные, но когда им или их детенышам грозит опасность, они становятся весьма серьёзными противниками, ибо эти киты наделены сокрушительнойсилой.

Шотландский ученый прошлого века Уильям Скорсби, отец которого был китобоем, в самых романтических выражениях пишет о готовности самок китов защищать свое потомство. В книге "Рассказ об Арктике" он говорит, что самка, защищающая детёныша, "забывает о своей собственной безопасности" и "бросается в самую гущу врагов, презирая угрозу ее собственной жизни".

Никсон Гриффис, участвовавший в 1971 году в экспедиции Нью-Йоркского зоологического общества, в задачи которой входила киносъемка южного гладкого кита (Eubalaena australis) у берегов Патагонии, довольно близко столкнулся с одной китихой. Гладкие, или настоящие, киты достигают в длину до 15 метров; одна из самок примерно такого размера подплыла под резиновую лодку Гриффиса и поднялась на поверхность прямо под ней; трехметровая лодка заскользила по мокрой спине китихи и благополучно вернулась в воду. Китиха не пыталась oпрокинуть суденышко, и инцидент закончился благополучно. Руководитель экспедиций Роджер Пэйни рассказал в октябрьском номере "Национального географического журнала" за 1972 год о многих встречах членов экспедиции с китами. Он считает, что такими "жестами" киты просили людей держаться подальше от их детёнышей.

Удивительное чувство испытываешь, глядя, как гигантский кит проплывает под твоей лодкой — особенно, если лодка невелика. У берегов Калифорнии мне приходилось близко наблюдать за серыми китами. Однажды огромный серый кит длиной, наверное, метров пятнадцать поднялся в нескольких метрах от меня и бесшумно заскользил под самой поверхностью, изгибаясь и снова уходя в глубину и оставляя на воде лишь небольшие водовороты. Только тень была видна под водой — но невозможно было не ощутить трепет перед этой громадой. Где-то под вашей лодкой проходит гигант — и лодка слегка покачивается; а может быть, это лишь игра воображения. И вдруг, шипя, как паровоз, кит снова всплывает неподалеку и возвышается над волнами, точно народившийся остров.

С серым китом (Eschrichtius robustus) американцы сталкива­ются чаще, чем с другими видами, потому что тысячи серых китов этого вида ежегодно проплывают вдоль тихоокеанского побере­жья Соединенных Штатов в своих сезонных странствиях меж­ду теплыми и мелкими лагунами Байя Калифорнии и холодными полярными водами. Серый кит — самый примитивный из всех усатых китов; когда-то серые киты бороздили и Северную Атлан­тику, и Тихий океан, но атлантического серого кита практически уничтожили еще несколько веков назад. Хищнический промысел чуть не прикончил и тихоокеанских серых китов, но меры, приня­тые в защиту этой популяции, помогли серым китам Тихого океа­на увеличить свое поголовье приблизительно до двадцати тысяч. Встречаются серые киты и на противоположном, азиатском побережье Тихого океана, но американскую популяцию удалось изучить более детально, так как она мигрирует довольно близко от берега.

Калифорнийские серые киты проводят лето возле южной кром­ки полярных льдов, а с приближением зимы отправляются в путь и к январю, проплыв шесть тысяч миль, прибывают в Байя Кали­форнию, чтобы родить деенышей, зачатых предыдущей зимой, зачать новых и попастись в теплых водах. Во время миграций се­рые киты появляются в прибрежных водах Южной Калифорнии и иногда плывут прямо через заливы и фиорды, часто всего в миле от берега. Люди на берегу забираются на вершины холмов, выхо­дят на пляжи, отправляются в лодках в море, чтобы полюбовать­ся на морских гигантов. Те, кому повезет, увидят, как кит, всплы­вая, пускает фонтан. Фонтан пара сопровождается трубным зву­ком. Ныряя, кит показывает хвост — словно машет им на прощанье.

Самое известное зимовье серых китов — лагуна в Байя Кали­форнии, на берегах которой расположена пустыня, — названа в честь Чарлза М. Скаммона, китобоя и натуралиста, одного из самых изобретательных и отважных представителей этих двух профессий. Скаммон обнаружил лагуну во время поисков новых охотничьих угодий; лагуна — площадь ее 530 квадратных кило­метров — скрыта за большим треугольным островом, который заслоняет ее со стороны моря. О том, что позади острова скры­вается лагуна, объявили Скаммону киты: корабль шел вдоль бе­рега, когда кто-то на палубе заметил фонтаны, поднимающиеся из пустыни; зная, что киты не путешествуют по суше, Скаммон предположил, что они плавают в неизвестной морякам лагуне. Спустили вельботы — и нашли лагуну, а в ней великое множе­ство китов.

Китобои Скаммона устроили в лагуне настоящую бойню и были, надо полагать, вне себя от радости. Киты, впрочем, отчаянно сопротивлялись и, когда им некуда было отступать, нападали на вельботы. В ответ люди Скаммона посылали гарпуны, начиненные взрывчаткой, — предварительно ретировавшись на мелководье, где киты не могли их достать.

Прослышав об удаче капитана Скаммона, другие китобои бросились искать лагуну: за Скаммоном почти непрестанно следили. Однако он был хитер и умело водил своих конкурентов за нос. Все же в конце концов — волею судьбы и случайного порыва ветра — лагуну отыскали. Произошло это так: китобоец, принадлежавший одному из соперников Скаммона, шел вдоль побережья когда кто-то на палубе вдруг почуял запах китового жира. Запах, как ни странно, шел с берега. Исследовав это загадочное явление китобои и обнаружили тайные угодья Скаммона. В лагуну хлынули охотники за легкой добычей, и былое убежище серых китов превратилось в их кладбище.

Китобои XIX века уважали и побаивались серых китов, потому что те отважно защищались и даже нападали на охотников. Серых китов даже называли рыбой-дьяволом. Опытные китобои, повидавшие разных китов на своем веку, утверждали, что серый кит, который несколько лет встречает на своем пути китобойные суда, в конце концов начинает отличать их от прочих кораблей и, завидев их, первым бросается в атаку.

Не так давно одному аспиранту Института океанографии Скриппса довелось встретиться с серым китом под водой; встреча эта окончилась для него тяжелым потрясением. О приключении аспиранта рассказал исследователь и кинорежиссер Теодор Дж. Уокер в мартовском номере журнала "Национальная геогра­фия" за 1971 год. Плавая с аквалангом, аспирант случайно на­ткнулся на отдыхавшего под водой кита. Он протянул руку и коснулся огромного животного — и кит мгновенно пришел в дви­жение, точно внезапно оживший вулкан. От резкого удара аквалангист потерял сознание; к счастью, его спутнику удалось благополучно доставить пострадавшего в лодку.

Доктор Уокер рассказывает и о том, как атаке серого кита подвергся исследователь-медик Поль Дадли Уайт, пытавшийся записать сердечные ритмы животного. Киту не понравился щуп электрокардиографа, который Уайт пытался ввести ему под кожу, и он протаранил лодку исследователя.

Однако если серых китов не трогать, они ведут себя очень смирно, даже когда люди приближаются к ним почти вплотную. Джон Прескотт, плавая с аквалангом в районе острова Катали­на, наткнулся на самку серого кита, которая была не меньше 10 метров в длину и как будто собиралась в ближайшее время стать матерью. Китиха приблизилась к Прескотту и его спутникам почти на 2 метра; встреча произошла в районе скалистых рифов, где глубина составляла около 10 метров. Животное некоторое время спокойно наблюдало за аквалангистами, и только заметив приближение "Джеронимо" — исследовательского судна тихо­океанского "Мэринленда", — китиха поплыла прочь1.

 

  • 1. Чрезвычайно интересные сведения о серых китах при­водятся в книге Ж.-И. Кусто и Ф. Диоле "Могучий властелин морей", переведенной на русский язык издательством "Мир" в 1977 году. — Прим. ред.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.