Мурена, нападая на человека, наносит рану, которая похожа на след укуса барракуды, но в отличие от барракуды мурена не уплывает тотчас же прочь, а повисает на своей жертве, точно бульдог. С муренами связаны леденящие душу легенды. Говорят, например, что Юлий Цезарь бросал непокорных рабов в водоем, полный мурен. Тем не менее мурены не трогают людей, если их на это не провоцировать. Мне случалось плавать бок о бок с муре­нами длиной до 1,8 метра и толщиной с человеческую ногу, и они не обращали на меня никакого внимания. Однажды, плавая в окрестностях Пуэрто-Рико, я потревожил небольшую пятнистую мурену (Gymnothorax moringa), скрывавшуюся под кучей кам­ней. Она нацелилась на мою руку, и вместо того чтобы убраться восвояси, как следовало бы, я ударил ее ножом, которым обычно переворачивал камни. Не было никакой нужды нападать на му­рену — я мог без всякого риска отступить, так что разумного оправдания своему поступку я не нахожу; это был один из тех подлых и необдуманных жестов, которые каждый из нас, навер­ное, совершает в тот или иной период своей жизни. Хотя состра­дания мурена обычно не вызывает (она достаточно неприятна на вид), мне всегда потом было стыдно своей жестокости по отно­шению к потревоженной мною рыбе.

Существует около двадцати видов мурен. Большинство из них обитает в тропических и субтропических морях, хотя некоторые появляются и севернее — в европейских водах. Мурены, безуслов­но, сильные рыбы; в длину они достигают 2,4 метра, а весят до 45 килограммов. Днем они сидят в расщелинах скал или корал­лов, высунув головы и обычно поводя ими из стороны в сторону, ночью же выбираются из убежищ, чтобы поохотиться на рыб, а иногда и на осьминогов, которых мурены разрывают на части своими длинными зубами. Вид мурены, хватающей добычу, весь­ма неприятен. В Бермудском аквариуме однажды произошла та­кая сцена: две мурены одновременно бросились на один и тот же кусок рыбы, и одна из них, промахнувшись, прокусила второй му­рене голову.

Сотрудники Бермудской биологической станции провели мно­жество экспериментов с целью выяснить роль различных органов чувств мурены в процессе охоты и поимки добычи. Результаты экспериментов, опубликованные в 1959 году в журнале "Копейа", указывают на то, что мурена чувствует добычу на расстоянии по запаху. Даже днем, когда мурены редко покидают свои убежища, их удавалось привлечь запахом гниющей рыбы. В ходе экспериментов несколько мурен были ослеплены. Ослепленных мурен за­пустили в аквариумы, где были груды камней, которые могли служить муренам убежищем. Когда экспериментаторы опускали в аквариум нарезанных кусочками анчоусов, слепые мурены выползали из-под камней и принимались искать корм — безусловно, они искали его по запаху.

Интересные результаты дал эксперимент, в котором некото­рые из кусочков анчоусов были покрыты парафином. Мурены выползли из убежищ и принялись плавать по аквариуму. Найдя кусок, мурена толкала его мордой и, если кусок не был покрыт парафином, съедала его; куски же, покрытые парафином, муре­ны отказывались есть, хотя иногда на пробу брали их в рот. Ис­ключение составил один кусок, парафиновая оболочка которого оказалась повреждена острым зубом мурены. Из этих опытов следует, что пищевой рефлекс у мурены проявляется в ответ на запах, после чего мурена находит пищу и касается ее мор­дой, а затем еще и пробует на язык, определяя, съедобна ли добыча.

Кусочки мертвого корма и маленьких рыбок мурены очень аккуратно проглатывают целиком; а вот когда мурена расправляется с осьминогом, своей любимой добычей, зрелище получает­ся весьма непривлекательное. Почуяв, что за ним охотится му­рена, осьминог спешит спрятаться в первую попавшуюся расщелину; но часто убежище становится его гробницей, ибо мурене забираться в расщелину еще легче, чем осьминогу. Мурене нужно только просунуть в расщелину голову; сделав это, она хватает осьминога за щупальце или любую другую часть тела и выры­вает кусок мяса. Проглотив его, она повторяет эту операцию сно­ва и снова, до тех пор, пока осьминог не будет съеден без остатка.

Мелкие осьминоги иногда пытаются избежать такой участи, цепляясь за мурену своими щупальцами. Мурена спасается сле­дующим образом: она сплетает хвост узлом, а потом просовывает в узел голову и постепенно пролезает сквозь него всем своим му­скулистым телом, освобождаясь таким способом от обхвативших ее щупалец. В начале нашего века Вальтер X. Шют из Бостон­ского аквариума наблюдал, как мурена проделала подобное упражнение, пожирая небольшую макрель. Макрель длиной в несколько сантиметров поместили в аквариум с полуметровой муреной. Мурена быстро схватила одну из рыбешек за голову, скрутила собственный хвост петлей и этой петлей прижала до­бычу к своему боку, парализовав движения спинного плавника макрели. В качестве еще одного примера, иллюстрирующего уме­ние мурены скручиваться узлом, можно привести историю о му­рене, которая, будучи поймана и вытащена на палубу, сверну­лась узлом и выдавила из себя свою последнюю добычу — для того, как считают очевидцы, чтобы ей легче было бежать от пре­следователей.

Человек, ставший жертвой нападения мурены, всегда как-то провоцирует это нападение — сует руку или ногу в расщелину, где прячется мурена, или преследует ее. Джон И. Рэндал, мор­ской биолог, работающий в Гавайском университете и Музее Би­шопа в Гонолулу, рассказал в июньском выпуске «Австралийской естественной истории" за 1969 год несколько случаев, когда муре­на напала на человека; героем четырех из этих случаев был он сам. Один раз мурена цапнула доктора Рэндала за палец, который он засунул в расщелину, обследуя риф в районе гавайского острова Кауаи. Другой раз — когда он закрыл ладонью жерло пушки на затонувшем корабле в окрестностях Пуэрто-Рико: си­няя мурена (Gymnothorax vicinus), прятавшаяся внутри пушки, рассекла ему указательный палец. Еще одна мурена вцепилась ему в пятку, когда он шел по плоской поверхности рифа. И, на­конец, мурена, которую доктор Рэндал ранил острогой, укусила его за руку. Все эти мурены были небольшого размера, и он неочень пострадал от их укусов; однако крупные мурены могут на­нести очень неприятные раны.

Одна особенно красноречивая история о нападении мурены на человека, которая произошла в 1948 году, пересказывалась так часто, что стала чем-то вроде притчи среди морских биологов. Жертвой ее был Вернон И. Брок, позже ставший директором Га­вайского института биологии моря при Гавайском университете. Доктор Брок плавал с аквалангом возле острова Джонстон в Ти­хом океане; глубина в этом районе составляет около 6 метров. Перед погружением доктора в воду бросили гранату — это вхо­дило в программу исследований, которыми он занимался. Заме­тив в воде крупную мурену и думая, что она убита гранатой, док­тор Брок поддел ее острогой.

Однако мурена, длина которой составляла 2,4 метра, оказа­лась далеко не мертвой: она бросилась прямо на доктора, кото­рый уронил острогу и пустился наутек. Мурена догнала доктора и бросилась на него. Защищая лицо, Брок поднял руку, и мурена вцепилась ему в локоть. Доктору удалось подняться на поверх­ность и добраться до ожидавшей поблизости лодки, но рана была столь серьезна, что хирургу пришлось провозиться с ней не менее двух часов.

 

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.